← Спецтехника

Константин Бабкин: "Сохранение производства - вопрос выживания нации"

На завершившемся в конце марта четвертом Московском экономическом форум более 3,5 тысяч гостей из 16 стран и 47 регионов России детально обсудили нынешнее состояние российской экономики и, самое главное, пути выхода из кризиса. Сопредседатель Московского экономического форума, председатель Федерального совета "Партии дела", глава ассоциации "Росагромаша" и совладелец компании "Ростсельмаш" Константин Бабкин в интервью "Комсомольской Правде" доходчиво объяснил, почему "потенциал страны большой, а состояние экономики нехорошее".

"Четверть века - серьезный срок"
- Константин Анатольевич, на форуме прозвучало много довольно резких мнений, а кто был более кардинально настроен в оценках нынешней ситуации и нашего будущего, - теоретики или практики?
- Все поровну - общий дух такой витал. На форуме мы сравниваем потенциал и реальное состояние дел. И видим большой разрыв. И теоретики, и практики очень критически настроены к существующей экономической политике. Курс, заложенный Гайдаром и Ельциным - вот в этом году мы будем отмечать, что он 25 лет продолжается - очень серьезный срок. Если взять советскую власть, то к 1917 года добавить четверть века - это 1942 год: уже восстановили империю, провели индустриализацию, переломили ход войны с тогдашним Евросоюзом, да. То есть, вот это произошло за те четверть века. А за эти четверть века мы постепенно скатываемся к деиндустриализации, к депопуляции: В общем, много слово с приставкой "де" - падение уровня образования и т.д. Поэтому настрой уважаемых гостей очень критический был: в форуме принимали участие нобелевский лауреат, академики, доктора наук.
- Экс-глава МВФ был, на секундочку.
- Да, да, он же бывший кандидат на пост президента Франции Доминик Стросс-Кан. Еще раз - уровень был высокий, настроение критическое, но разговор очень профессиональный.
- Участники форума приняли хартию. Судя по отзывам, это стало чуть ли не ключевым событием встречи. Для чего она нужна?
- Хартия - это текст на полторы страницы, где изложено, что
потенциал страны большой, а состояние экономики нехорошее.
Выход из кризиса, выход на траекторию развития нашей страны возможен через несырьевое развитие. Через поддержку производства в обрабатывающих отраслях, в промышленности, в сельском хозяйстве. А развитие этих отраслей потянет за собой и востребованность образования, и повышение уровня культуры и т.д. То есть, для того, чтобы различать наших и не наших, мы предложили подписать эту хартию. Вы разделяете эту идею или вы считаете, что не нужно несырьевое развитие в стране? И те, кто подпишут, пусть они состоят в других партиях политических, или в разных партиях, но, если они понимают эту базовую вещь, то это наши люди и вот эту хартию надо продвигать в общество, в коридоры власти и делать все для того, чтобы страна наконец начала развиваться.
- Вы больше все-таки ждете отклик от практиков, от тех людей, от которых зависит восстановление нашей экономики, или без теории здесь не обойтись, и вам нужны еще и мыслители?
- Нам нужна разумная политика, которую будут осуществлять и практики, и разрабатывать теоретики. Политика должна быть нацелена на несырьевое развитие. Если мы ставим это приоритетом, то надо понимать, что надо менять налоговую систему, менять финансовую систему, нужно менять подходы к регулированию внешней торговли, нужно перестать издеваться над системой образования. Во всех этих вещах нужны огромные и очень квалифицированные проекты, программы, разработанные на качественном уровне. Поэтому для теоретиков, для разработчиков тут очень много работы. Но после того как эти программы будут разработаны и приняты, дальше дело практиков это все применять, увеличивать объемы производства, модернизировать предприятия, выходить на новые рынки, при поддержке государства, при поддержке вот этих самых программ. Поэтому нам все важны. И не только предприниматели, а и квалифицированные рабочие, инженеры и люди с гуманитарным складом ума, которые должны все это рекламировать, освещать.
"А если помирятся Меркель с Путиным?"
- Когда вводили санкции нынешние, с которыми мы сейчас живем,власти говорили, что их принимали для того, чтобы возродить то же самое сельское хозяйство и отечественное производство. Вам, как отечественному производителю комбайнов и другой сельхозтехники, как сейчас живется?
- Впрямую в области сельхозмашиностроения санкции не применяются пока, хотя с той стороны, на западе, обсуждалась возможность закрыть поставки запчастей для техники, комплектующих в Россию. Но наши западные коллеги пообсуждали и пришли к выводу, что это для них самих дороже и эти санкции не применяются. Но в области сельского хозяйства мы чувствуем, что политика поменялась. Идет защита рынка продовольствия, поддержка крестьян увеличилась.
В прошлом году мы на 30% увеличили продажи сельхозтехники в России. В этом году еще рост на 25% идет.
Поэтому санкции для нас имеют положительный эффект. Другое дело, что не очень нравится, что санкции - это такая реакция на внешние раздражители. Если завтра помирится Меркель с Путиным, санкции отменят и наши инвестиции пойдут прахом. Это опасно.
- Когда начались реформы в 90-е годы, нам говорили - вступаем в рыночную экономику, и она сама подкорректирует, что должно быть, а чего быть не должно. Слабые предприятия, ненужные отрасли, сами уйдут, потому что будут нерентабельны. Что в итоге наблюдаем? Промышленность невыгодна, сельское хозяйство тоже не очень: Импортное купить можно. Возникает вопрос: может, нашей стране действительно это не надо?
- Мы наслушались рассказов о том, что давайте покупать конкурентоспособные западныетовары и не производить свою продукцию, недостаточно высокотехнологичную. И пришли к разбитому корыту. В каждом городе сегодня и в каждом селе есть заброшенные фермы и предприятия. Почему это трагедия? Допустим, один человек остается без работы - это стресс для него и проблема для его семьи и т.д. Еслигород не имеет работы, это проблема огромная для города и город начинает деградировать. Если страна осталась без работы, если миллионы людей не востребованы, то возникает потенциал для самых причудливых проблем. Массовое сошествие с ума, гражданские войны, иностранное вторжение и т.д. Массовое сошествие с ума - Украина у меня к такому определению подходит. Поэтому востребованность людей дает и материальный достаток, и моральное здоровье общества. Поэтому сохранение промышленности, сохранение производства - это вопрос выживания нации. А то, что наши товары неконкурентоспособны, это легенда. Они неконкурентоспособны при неравных условиях конкуренции, которое им создало государство. Нашему крестьянину или промышленнику кредиты достаются под 25% годовых, американскому - под 0,25 % годовых - в сто раз меньше. Налоги: в Америке 37% налоговая нагрузка, в России - 57%.
- Ну как же, у нас такие низкие налоги, нам говорят:
- У нас к налоговой нагрузке, как правило, относят именно налоги, но при этом не относят все те платежи, которые имеют другое название: социальные отчисления, сборы всякие: завуалированы чуть-чуть налоги. Поддержка сельского хозяйства - в Европе 500 евро на гектар, у нас - 5 евро на гектар. И при этом наш рынок открыт для иностранного продовольствия. Нашему крестьянину при этом говорят - ну, конкурируй, почему ты не можешь делать сыр лучше, чем голландский фермер? При этом забывают указать, что у нашего крестьянина гораздо, на порядок, на два порядка, хуже условия работы, чем у западного фермера. Поэтому при разумной экономической политике у нас будет развиваться производство.
"25 лет проболтались"
- В чем должна заключаться разумная экономическая политика, мы обязательно поговорим, но сначала давайте мнение аудитории выслушаем. Итак, нужно ли в России возрождать промышленность, как вы считаете? Александр, здравствуйте.
Александр:
- Очень все верно было сказано. Я бы к этому еще добавил - к вопросу промышленного производства - что создается очень давно впечатление, что нет никакой концепции развития нашей страны. Вот 25 лет мы просто так проболтались. А создать концепцию - какими мы будем через 25 лет - мне кажется, ни у правительства, ни у кого нету видения, какой должна быть наша страна через какой-то промежуток времени, к чему мы вообще идем.
Бабкин:
- Да, Александр, спасибо, это действительно правда. Не то что нет у нас планов, отрицается необходимость таких планов. У насМинэкономразвития, ну, вся вот эта гайдаровская школа, она отрицает необходимость планирования и построения государственных планов. Ощущение, что всех все устраивает. На московском экономическом форуме как раз были представлены проекты развития водных путей, развития льноводства, что важно для всего Нечерноземья. Развитие малой авиации - что усилило бы связи между регионами нашей страны. Для всего этого нужна координирующая роль государства, все это требует применения сил, повышения интеллектуального уровня нашего народа. И развитие вот таких проектов приведет к культурному развитию, что ли, и к сохранению нашей нации.
Афонина:
- Евгений Михайлович, здравствуйте.
Евгений Михайлович:
- Здравствуйте. Я работал учителем последние 25 лет на Дальнем Востоке, в Приморье. Так вот, я своими глазами видел, как гибнут наши деревни, школы, детские сады. Я хотел бы сказать следующее: мы 20 лет ждали от политиков конкретных действий. А что это такое? Вы представляете, что такое для фермера небольшой трактор? То есть, можно выпускать в Южной Корее, в Японии, в Китае, а у нас нельзя? Мы подсчитали, просто элементарным калькулятором, что, оказывается, за два года можно 2-3 заводика построить для сельского хозяйства, для человека, который живет на селе:
Бабкин:
- РСФСР 25 лет назад производила 200 тысяч тракторов в год - больших и маленьких. В прошлом году произвела полторы тысячи. 200 тысяч и 1,5 тысячи - вот такой уровень падения.
У нас было 15 тракторных заводов, остался один фактически. Это уровень трагедии.
И если мы создадим условия для того, чтобы выгодно было производить трактора в России, а их можно создать - дешевые кредиты, низкие налоги, поддержка экспорта, защиты рынка - это все меры, которые можно достаточно быстро реализовать - то и приморский крестьянин, и костромской, сможет купить себе трактор и выращивать тот самый лен, о котором я только что сказал. Нужны планы. Нужна разумная экономическая политика.
- Зачитаю еще пару СМС, "Без промышленности мы никто", - Георгий пишет. "Конечно, - отвечает наш радиослушатель, - рабочие места, сколько еще будем втюхивать друг другу всякую лабуду и называть это работой?"
Бабкин:
- Ну да, гонять вещество, изготовленное за границей и как бы называть это работой, это неправильно. Надо у себя производить здесь вещество.
- За что же Алексей Улюкаев был награжден медалью Столыпина первой степени?
Бабкин:
- Да, вот это главная загадка - почему они делают так, как делают. Вот мы говорим о развитии производства,
президент говорит о новой индустриализации, создания 25 миллионов рабочих мест, но за последние месяцы, давайте посмотрим, введена система сборов "Платон", что повысило стоимость перевозок, что приводит к удорожанию всех российских товаров и подрывает нашу конкурентоспособность. В этом году в два раза будут повышены акцизы на производство бензина и другого топлива. Это приведет к повышению себестоимости производства в сельском хозяйстве, в промышленности и удорожанию перевозок. Это тоже подорвет нашу конкурентоспособность.
За последние три месяца государство и Центробанк вывели из страны 16 миллиардов долларов - это в шесть раз больше, чем стоимость всего антикризисного плана на ближайший год. То есть, президент говорит одно, но делает совсем другие вещи. Выводит из страны деньги и подрывает нашу конкурентоспособность.
"При нынешней политике молиться на нефть"
- Как двигаться к экономическому процветанию в нашей стране? Когда разгорались споры по поводу автопрома, нужно ли вкачивать в него деньги, потому что в антикризисном плане хорошие суммы в автопром вкачиваются, были разные мнения. Мол, типа, машины мы производить не умеем, лучше закупать из-за рубежа. Вот то же самое, наверное, касается и промышленности. Скажут: ну зачем нам тяжелая промышленность, если все, что нужно, мы в той же Канаде приобретем, например. И оборудование все равно мы за рубежом закупаем, своего ничего нет. Так нужно ли возрождать в России промышленность?
- В гайдаровской неолиберальной парадигме важно наличие денег, мы все молимся на стоимость барреля нефти, на накопления Стабфонда. А о занятости людей, о промышленном развитии правительство не заботится. Это не является для них каким-то важным ориентиром - как раз развитие производства. Ну не можем мы производить трактора, зачем их производить? Давайте и не будем. Вот это самый прямой путь к деградации и ликвидации России. Это все действительно обернется распродажей земель и сокращением количества населения. Исчезновением нашего народа. Если мы в России оставим только нефтяную и газовую промышленность, будем сверлить дырки в земле и по трубам выкачивать это все за границу, то в России нужно оставить 15 млн. человек.
- Все остальные просто не нужны будут.
- Это дармоеды будут. Их надо споить, наркотиками сколоть. Или толкнуть за границу.
- А большие компании, я сейчас говорю о производственных компаниях, производящих компаниях, они имеют какие-то привилегии перед малым и средним бизнесом? Вы ощущаете эти привилегии от государства? Может быть, большим проще?
- Большим проще. "Ростсельмашу" проще. Потому что мы вхожи в светлые кабинеты, на нас сложнее напасть тем же проверяющим органам. Мы более устойчивы. Малый бизнес подвержен давлению со всех сторон. Любой ветерок подул в любой форме, и малое предприятие становится на грань выживания. И это создает проблемы для больших предприятий. Вот
почему на Западе более конкурентоспособная промышленность? Потому что там большие предприятия окружены огромной порослью, подлеском малых предприятий, которые делают узкие точечные продукты, какие-то узконаправленные, но на более высоком технологическом уровне. И поставляют это на большие предприятия.
Таким образом, растет кооперация. И продукция становится или производство становится более гибким, маневренным и достигает более высокого технологического уровня. А у нас, когда ты делаешь на одной площадке все под одним руководством, и резинотехнические изделия, и льешь металл, и программное обеспечение производишь, отстаешь ты объективно от западных компаний. Поэтому развитие малых предприятий - это, естественно, должно быть предметом заботы нашего государства. В промышленности и в сельском хозяйстве. А в сельском хозяйстве как раз у нас сознательная политика много лет уже проводится на построение гигантских агрохолдингов. И выжигаются малые формы хозяйствования.
Это очень плохо. Это приводит к деградации деревни, объективно. Хозяин, сидящий в Москве, не может заботиться качественно о жителях деревни Орловка в каком-то Спасском районе далекого края. Сельское хозяйство должно состоять из множества небольших ферм. Кстати, в конституции Польши прописано, что основа сельского хозяйства - это семейная ферма. В Америке очень высокая индустриализация в сельском хозяйстве, но средняя ферма там - это сто гектаров. У нас меньше 30 тысяч гектаров - это уже нежизнеспособная ферма в наших условиях. В условиях нашей экономической политики. Американская сельская местность состоит из кучи маленьких ферм. К каждой из ферм проведена дорога, у нее есть водоснабжение, канализация. Фермер живет достаточно зажиточно. У него есть несколько миллионов долларов.
"Отнесли к несистемной оппозиции"
- С другой стороны, крупный агрохолдинг купит ваши комбайны, большие трактора в большом количестве. А малое фермерское хозяйство не может себе этого позволить, скорее всего.
- В наших условиях, при нашей экономической политике. Притом, что этому малому хозяйству не дают субсидии, кредиты не дают, никакой поддержки не оказывают.
- То есть надо правила игры все-таки менять?
- Нужно менять правила игры и в первую очередь поддерживать как раз небольших производителей в сельском хозяйстве и в промышленности.
- Промышленники готовы в политику идти?
- Спасибо за вопрос. У меня один из титулов - лидер "Партии дела".
- Может, вы такой единственный...
- У нас не партия промышленников и не партия предпринимателей. Мы хотим опираться на самые широкие слои населения, но стержнем мы видим как раз промышленное производство. Не сырьевое производство в промышленности и в сельском хозяйстве. Считаем это важнейшей вещью. К сожалению, нас по какой-то причине, не очень для меня понятной, отнесли в графу несистемной оппозиции.
- Прессуют?
- Да. Региональным властям дана рекомендация не допускать нас до выборов, подавлять. И таких примеров у нас много. И в Ставрополе нас не допускали на выборы, в Костроме снимали с выборов, в Приморье мы прошли в орган власти, полгода был мэр, руководитель района Всеволод Ию. Долго рядили они, совещались и отменили эти выборы. Не нужна такая партия России, с точки зрения некоторых башен Кремля. Почему? Для меня загадка. Поэтому промышленники хотят заниматься политикой.
- Один из гостей вашего форума оценил нынешнюю экономическую ситуацию в стране как безнадежную. Вы согласны с этим?
- Не согласен. Я вижу огромный потенциал в нашей стране. И тут два вектора развития возможны. Продолжение этой существующей политики, заложенной 25 лет назад, и это значит - деградация, постепенное сползание в пропасть. Либо смена политики на разумную политику, и тогда - бурное развитие, бурный рост по всем направлениям. В культуре, в образовании, в науке, в производстве, естественно, тоже.
Фото: agroday.ru
Комсомольская Правда