← Безопасность и страхование

Жизнь наперекосяк: водитель полтора года доказывал, что не управлял машиной, которая стояла на ремонте

Фото: Татьяна Кравченко/РГ

Новосибирский областной суд прекратил производство по делу Алексея Шелудько - водитель большегруза, которого обвинили в пьяной езде, потратил полтора года, доказывая обратное. Говорит, судебных заседаний было "штук сто", и за это время он остался и без работы, и без семьи.

В родной деревне над "правдоискателем" посмеиваются: мол, сколько нервов и денег извел, штраф-то дешевле бы обошелся.

Алексей Шелудько был готов, если понадобится, дойти в поисках справедливости до Верховного суда. Фото: Татьяна Кравченко/РГАлексей Шелудько был готов, если понадобится, дойти в поисках справедливости до Верховного суда. Фото: Татьяна Кравченко/РГ Алексей Шелудько был готов, если понадобится, дойти в поисках справедливости до Верховного суда. Фото: Татьяна Кравченко/РГ

Между тем юристы называют отмену решений по печально известной водителям статье 12.8 КоАП большой редкостью - в том числе потому, что не так уж много людей готово отстаивать свои права, 

и особенно это актуально в районах Новосибирской области. "Решения судов, которые мы обжалуем, - это попытка скрыть фальсификацию и произвол, который творится в сельской местности, где люди бесправны", - это цитата из кассационной жалобы адвоката Елены Пешковой. Такие эмоциональные высказывания в юридических документах встречаются нечасто. Но и ситуация - из ряда вон.

В октябре 2016 года у Алексея было все в порядке: семья, в которой двое детей и жена, три машины, работа на собственном грузовике и даже отпуск, который он проводил в деревне Лукошино Купинского района - там у него живет мама. Надо сказать, далось это благополучие ему непросто: Алексей четыре года отсидел за драку и прекрасно знает, как тяжело искать работу, имея судимость, каково это - ловить на себе косые взгляды, чувствовать себя человеком второго сорта. Освободившись, он в родном селе почти не бывал, начал жизнь с чистого листа в Новосибирске. А тут, после восьмилетнего перерыва, приехал - и вышло, что зря.

"Подозрительный элемент" в деревне тут же привлек внимание участкового - Павла Скажутина, который как раз боролся с кражами скота. Случались они действительно регулярно. И иногда совпадали по времени с отъездами Алексея из деревни.

- Я на своем "Бычке" ездил по разным делам, - рассказывает Алексей. - Товарища с вещами на новое место перевозил, например. Как назло, только я уеду - раз! - и конь в деревне пропадает!

В общем, участковый решил, что Алексей за время своего отпуска сколотил банду, вывез и продал целое стадо крупного рогатого скота, не считая лошадей, и пора бы ему во всем признаться. Шелудько на призывы взять на себя "хотя бы одного коня" отвечал резко и не всегда цензурно, но серьезной опасности не чувствовал. И, опять же, зря.

Вечером 20 октября 2017 года служебная машина, в которой ехали участковый с напарником, пробила шину на проселочной дороге. В нескольких метрах от этого места стоял "ЗИЛ" Алексея Шелудько. Стоял со вчерашнего дня, потому что был сломан, не заводился, и чинить его не очень получалось - приятели Алексея, пообещав принести ему заряженный аккумулятор, почему-то приходили без него, зато с пивом. Ну и он сам, собственно, тоже никуда не торопился.

Как рассказывает Алексей, участковый, подойдя к "Бычку", потребовал открыть кабину (что оказалось невозможно, потому что даже ключей от машины у Алексея с собой не было), а потом, заметив, что водитель вроде бы нетрезв, начал составлять протокол об отстранении его от управления транспортным средством. Попутно, утверждает Шелудько, напоминая ему про возможность взять на себя кражу коней, и тогда никакого протокола не будет. Алексей, не веря в реальность происходящего, протокол подписывать не стал, но медосвидетельствование прошел, и оно выявило алкоголь в крови. Он и не отрицает - говорит, был с похмелья, но за руль-то не садился, да и не мог, ведь машина сломана.

- Не догадался я двигатель при понятых потрогать - он остыл-то накануне еще, - до сих пор обидно Алексею.

А вот со слов полицейских все было иначе. ЗИЛ якобы ехал по проселочной дороге с выключенными фарами, и они его остановили, что подтверждают и понятые. Правда, протокол об административном правонарушении почему-то составлен не сразу же, как предписывает закон, а через два месяца, в декабре 2016-го. Срок затягивался якобы в связи с ожиданием результатов экспертизы, однако на самом деле она не проводилась. После этого дело направили не мировому судье, а в районный суд, но из-за всех этих нарушений его решение (не в пользу Алексея) было отменено. Затем дело все-таки передали мировому судье, он Шелудько тоже не поверил, лишил прав на полтора года и назначил штраф в тридцать тысяч рублей. Следующая инстанция жалобу водителя во внимание не приняла, и он сдал права. На все это потребовался год - "расследование" и судебные заседания продлились до конца ноября 2017-го.

С работы Алексея к этому моменту уже попросили - оставшись без машины, он устроился "швеем-мотористом" (профессию получил в колонии), но частые отлучки на судебные заседания работодатель терпеть не захотел. Шутка ли: каждая поездка в Купино из Новосибирска - это два-три дня. "У тебя там друг участковый, что ли?", - спрашивало начальство, когда Алексей предъявлял повестки. Жена тоже выбрала себе жизнь поспокойнее, а машины пришлось продать, чтобы как-то содержать детей.

- Вся жизнь наперекосяк из-за евонной пакости,

 - говорит Алексей про полицейского. И это еще не считая потраченных денег: он собирал все билеты и чеки и уверен, что там наберется тысяч на сто, включая услуги адвоката, которая продолжала работать. Шелудько был готов, если понадобится, дойти до Верховного суда.

P. S.

К счастью, не пришлось: Новосибирский областной суд прекратил производство по делу в связи с недоказанностью факта административного правонарушения. Речь идет о формальных вещах: в частности, состояние опьянения в акте медицинского освидетельствования описано в промилле, а не в миллиграммах на литр воздуха. По мнению суда, это не позволяет сделать однозначный вывод о том, находился ли Шелудько в состоянии опьянения. Его прочие доводы суд не оценивал. Тем не менее Алексей считает, что справедливость восторжествовала. И намерен взыскать с государства компенсацию за незаконное привлечение к административной ответственности - в суде, уж будьте уверены, он снова расскажет историю про участкового и коней. Кстати, кто их все-таки воровал, в деревне Лукошино не знают до сих пор.

Официально:

В ГУ МВД России по Новосибирской области на запрос "РГ" ответили, что гражданин Шелудько в 2016 году действительно опрашивался сотрудниками полиции, в том числе капитаном Скажутиным, наряду с иными гражданами. И все было в рамках закона. "Факт оговора сотрудником полиции Шелудько для привлечения последнего к административной ответственности в ходе настоящей проверки установлен не был", - сказано в ответе. А кражи лошадей и крупного рогатого скота на участке Скажутина в то время действительно происходили, возбуждено пять уголовных дел, похитители разыскиваются.

Нина Рузанова