← Спецтехника

Генеральный директор «ИМЗ Автокран» Игорь Кульган: «Ставим на сервис и качество»

https://igrader.ru/

Рынок отечественных автокранов сегодня узок – всего три игрока: группа «Кудесник», «Челябинец» и «ИМЗ Автокран». Гендиректор ивановского предприятия рассказал об итогах 2019 года и планах на будущее, конкуренции и господдержке, качестве продукции и сервисном обслуживании.

О рынке

— Игорь Николаевич, рынок сильно поменялся за последние несколько лет в связи с экономической ситуацией? К чему мы идём, есть у нас рост машиностроения, в том числе, и у вашего завода?

— Начнём с первого вопроса, он представляется мне ключевым. Давайте посмотрим на последние лет 5. В 2014 году рынок автокранов упал с 5,5 тыс. единиц до менее, чем 2 тыс. — практически в 2 с половиной раза!

Генеральный директор ИМЗ АВТОКРАН Игорь Кульган

Произошло значительное ухудшение экономической ситуации. Рынок автокранов оказался одним из наиболее пострадавших. Это привело к уходу с рынка целого ряда игроков, в числе которых едва не оказался Ивановский «АВТОКРАН».

В течение этих 5 лет наш рынок демонстрировал крайне незначительные темпы роста, и только в 2018 году вышел на уровень 5%. В 2019 году темпы роста ускорились до 10%.

Объём рынка по результатам 2019 года составит от 2050 до 2100 единиц. И это всё равно в два раза меньше, чем продавалось автокранов в 2013 году.

Теперь о нас. Возобновляя в 2017 году производство на АВТОКРАНЕ, мы реально смотрели на рыночную ситуацию и адекватно оценивали её. Поэтому для нас текущее состояние рынка — данность, с которой мы научились считаться и эффективно работать.

В частности, мы два года растём более высокими темпами, чем рынок. Так что, вопрос, который теперь стоит перед нами, как вернуть рыночную долю «ИВАНОВЦА», которая в докризисные времена доходила до почти 50%.

По итогам 2019 года наша доля составила 25%. Мы не рассчитываем на бурное развитие рынка в ближайшие несколько лет. Например, в свой прогноз на 2020 год мы закладываем те же 10%, что и в 2019-ом. А, это значит, что наше увеличение доли может произойти за счёт долей конкурентов.

— С какими показателями заканчиваете 2019 год?

— С хорошими. В 2019 году мы продали 620 автокранов. Для сравнения: в 2018 году наши продажи составили 356 автокранов. На 2020 год в нашем бизнес-плане уже более 900 автокранов! Таким образом, мы последовательно идём к своей, исторически сложившейся, рыночной доле.

Автокран на базе УРАЛ

— Насколько сильно вы чувствуете конкурентный напор со стороны китайских производителей?

— Мы анализируем рынок и видим, что пока доля китайских автокранов в России не сильно растёт и не превышает 4-5%. Мы знаем, кто покупает их продукцию и почему.

В основном, это китайские же компании, реализующие проекты на территории России. Но… Хочу обозначить несколько обстоятельств, связанных с китайской техникой в России.

Прежде всего, отмечу, что китайские производители автокранов довольно жёстко демпингуют за счёт китайской господдержки экспорта, от чего у нас, к сожалению, нет защиты со стороны нашего государства.

На первый взгляд китайские краны производят хорошее впечатление. То у них стрела на метр длиннее, то противовес больше, то ГВХ лучше заявлены. Да и внешний вид, зачастую, симпатичнее отечественных кранов.

Но при всём при этом, они совершенно не учитывают наши нормативные ограничения. В силу того, что объёмы их производства несопоставимы с возможностями нашего рынка, то он для них всего лишь «один из многих».

Автокран на базе КАМАЗ

Практически все китайские автокраны сильно тяжелее, чем допускается весовым контролем и даже Техническим Регламентом ТС! При установке на шасси КАМАЗ, что считается локализацией, могут превышаться и технически допустимые ограничения шасси.

Аналогично — многие «китайцы» не вписываются в российский габарит по длине.

Дело в том, что китайцы не имеют каких-то особенных технологий, позволяющих им оптимизировать массу крановой установки. Они стремятся обеспечить комфорт для эксплуатанта.

Например, большой постоянный противовес, вроде бы, хорошо и удобно. Но в итоге и без того тяжёлый кран при взвешивании на дороге не имеет шансов избежать серьёзных штрафов.

В результате, китайские автокраны становятся «маломобильными» — их передвижение чревато сложными согласованиями проезда, большими штрафами. А в случае использования шасси КАМАЗ, быстрым износом мостов и проблемами с тормозной и рулевой системами.

Автокран на базе УРАЛ

Вот и делайте выводы — есть ли напор со стороны китайских производителей или нет.

Но в любом случае, нам важно не упустить тот момент, когда с улучшением экономической ситуации вырастут ожидания потребителей.

И те самые, недостающие метр стрелы или несколько единиц грузового момента, могут стать решающими и привести к росту спроса на китайскую продукцию.

Сегодня мы активно работаем с эксплуатантами автокранов, изучая причины покупки крана, условия эксплуатации, анализируя какие из технических параметров крана являются значимыми для того или иного вида грузоподъёмных работ. Всё это мы закладываем в программу улучшений.

— Идёт ли речь о смене шасси или конструкции?

— Нет, шасси мы не меняем. В любом горизонте планирования мы держим в приоритете наши отечественные шасси — КАМАЗ, УралАЗ и МАЗ.

А улучшения связаны со стрелой, с опорным контуром, с нижней рамой, с другими элементами конструкции крановой установки. Ориентируемся на потребности рынка — как российского, так и рынка СНГ.

Автокран на базе КАМАЗ

— Вы опытный топ-менеджер в машиностроении. На ивановский завод пришли из «Группы ГАЗ». Где сложнее развивать предприятие?

— Сложно сравнивать такую большую и диверсифицированную структуру, как Группа ГАЗ с отдельно взятым заводом, который в десятки раз меньше по всем параметрам, фактически предприятием одного продукта.

Но и там, и там есть свои плюсы и минусы. Разнообразие продуктовых линеек позволяет сглаживать и стабилизировать колебания рыночной конъюнктуры.

Обладая диверсифицированным портфелем, можно за счёт одних продуктов исправлять сложную ситуацию с другими. Но минус в том, что глубокая диверсификация означает необходимость одновременного инвестирования сразу во все направления.

Нам проще. Мы развиваем один завод, инвестируем в него, восстанавливаем рыночные позиции. Но параллельно разрабатываем стратегию выхода в другие сегменты, в том числе, некрановые.

В сущности, мы также стремимся к диверсификации собственного продуктового портфеля, формированию сильного бренда и эффективной товаропроводящей сети.

— Ваши конкуренты сейчас идут по пути консолидации, несколько заводов объединяются в одну группу. У вас нет в планах взять кого-то «под крыло», подружиться с кем-нибудь и выпускать более широкую линейку продукции с меньшими затратами?

— Рынок автокранов сегодня узок — всего 3 игрока: группа «Кудесник», «Челябинец» и Ивановский «АВТОКРАН». Кризисы 2009 и 2014 годов изрядно проредили наш рынок, убрав с него мелких и случайных игроков. Поглощать или сливаться с равными себе — в этом нет никакого смысла.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Ничего принципиально на рынке это не изменит. А, вот что касается выхода в другие сегменты машиностроительной продукции, то об этом мы как раз думаем.

Уверен, что бренд «ИВАНОВЕЦ» будет воспринят в некоторых сегментах рынка очень хорошо. И если консолидация или кооперация позволят нам войти в новые сегменты, не тратя ресурсы на полный путь от разработки до производства, то мы этой возможностью обязательно воспользуемся.

— Например, какие сегменты вы рассматриваете?

— Это вопрос конкурентной борьбы и я не хотел бы сейчас всё озвучивать.

О кадрах

— Как предприятие поддерживает социальную политику в городе, как помогает жителям?

— У нас сейчас на предприятии 1200 сотрудников. По этому показателю «АВТОКРАН» трудно отнести к градообразующим предприятиям. Но совершенно точно это социально значимое предприятие.

Губернатор Воскресенский во время одной из наших встреч рассказал, как встречаясь с людьми в Гавриловом Посаде (небольшой городок в 85 км. от Иваново) получил вопрос: правда ли, что Ивановский автокрановый завод снова работает?

Казалось бы, ну, какое дело жителям Гаврилова Посада до «АВТОКРАНа»? Оказалось, есть дело. Им небезразлично, что происходит с заводом. И если завод работает, то для них это означает, что дела в области идут на лад и можно ждать улучшения жизни…

В 2019 году мы набрали около 400 человек. Конечно, не все из них остались на заводе, но больше половины задержались и работают. Согласитесь, что это немаленькая цифра.

Я не знаю, кто ещё в Ивановской области за последнее время в течение года набирал бы 400 сотрудников на действующее предприятие.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Конечно же, мы понимаем, что социальная роль завода велика. Наша задача — обеспечить стабильную работу, предвидеть любые изменения, быть к ним готовыми.

Чтобы успешно конкурировать с другими предприятиями как нашей области, так и сопредельных регионов в борьбе за квалифицированные кадры, мы должны быть конкурентоспособными по соцпакету, который начинается, естественно, с зарплаты.

В 2019 году мы существенно повысили зарплату. И у нас есть программа её дальнейшего повышения. Причём, темпами, превышающими индексацию. В первую очередь, это касается дефицитных профессий.

По остальным специальностям, которые не в дефиците, мы провели индексацию, ориентируясь на темпы инфляции. На заводе нет ни одной категории сотрудников, по которой в течение 2019 года не произошло бы повышение зарплаты.

— Ваши коллеги по рынку в машиностроении часто жалуются на то, что уровень образования в последнее время оставляет желать лучшего, люди приходят на заводы неподготовленными. Вы инвестируете в своих сотрудников — в развитие, в повышение квалификации, в обучение?

— Да, конечно. В 2019 году, работа с персоналом — наша постоянная забота, вне зависимости от качества образования, полученного работниками. Ищем специалистов, набираем перспективную молодежь, формируем кадровый резерв.

Наладили сотрудничество со специализированными образовательными учреждениями области, договорились о привлечении, в тех или иных формах, их студентов и выпускников к нашим проектам.

С некоторыми уже ведём продуктивный диалог о формировании программ обучения специальностям, которые востребованы на нашем предприятии.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Но основой обучения мы видим развитую систему наставничества, хорошо известную по советскому опыту. Также у нас есть программа обучения, связанная с получением второй специальности, переквалификацией и т.д.

Нам важно, чтобы наши сотрудники были способны выполнять задачи по смежным специальностям. Взаимозаменяемость — это своего рода страховка. Невыход на работу по разным причинам нескольких специалистов одного профиля, может повлиять на производственный ритм.

— Россия одна из немногих стран, где заботятся о человеческом ресурсе, в других странах уходят от этого с помощью всевозможных роботов, всевозможных компьютерных программ, роботизация. Вам как удаётся балансировать?

— Я бы не сказал, что у нас как-то уж по-особенному заботятся о человеческом ресурсе. Скорее, это вынужденная мера — просто в силу разных причин мы отстаем от других стран по уровню автоматизации производства.

Мне есть, с чем сравнивать. В 2010 году мы построили и запустили в Ярославле новый двигательный завод за Волгой проектной мощностью 40 тыс. дизельных двигателей в год и с уровнем автоматизации 85%.

Современный завод такого же уровня, как на Западе. А число его работников составило 500 человек. Аналогичное количество двигателей на старом производстве выпускали 8 тыс. человек!

Но и людей пришлось специально обучать работе с роботами и на обрабатывающих центрах. В том числе, и за рубежом.

И этот процесс — замена людей на роботов — естественен и логичен для 21 века. Другое дело, что достижение высокого уровня автоматизации обходится очень дорого.

И для нашего рынка, демонстрирующего пока довольно слабые темпы, это скорее, непозволительная роскошь. Ведь, эти затраты лягут в цену крана.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Могу напомнить, что несколько лет назад на АВТОКРАНЕ была запущена роботизированная линия по производству современных овоидных стрел, которая стоила несколько сот миллионов рублей.

Мы гордимся своим, лучшим в стране, производством стрел. Но с тех пор рынок упал почти втрое и позволить себе затраты такого уровня сегодня мы пока не можем.

Говорить о какой-то глобальной модернизации оборудования не приходится. Смотрим точечно, какие операции критичны для качества конечного продукта, и далее решаем, что делать: выстраивать жёстко прописанные и регламентированные процедуры контроля качества работы всех, кто занят на этой операции, обеспечивая её стабильность, или прибегнуть к замене оборудования на более современное, повышая уровень автоматизации, а значит, качества, но и цены.

Наш опыт показывает, что не исчерпаны ещё резервы управления качеством за счёт правильно прописанных и чётко соблюдаемых процедур. Вот этим мы сейчас активно и занимаемся.

— С ветеранами предприятия вы поддерживаете связь?

— Когда мы взялись восстанавливать завод, то использовали любые возможности, чтобы город и область знали — завод возрождается. В том числе, и через ветеранов с их авторитетом и связями.

К нам стали возвращаться работники, которые узнали о запуске предприятия от бывших сотрудников, в том числе, оказавшихся на пенсии. Сработало «сарафанное радио», подкреплённое ветеранским словом.

Ретро кран ИМЗ АВТОКРАН

На заводе активно работает Совет ветеранов. В конце ноября мы пригласили ветеранов завода на масштабное юбилейное мероприятие — 65 лет со дня выпуска первого автокрана К-51. В Ивановскую филармонию съехалось более 350 человек, отдавших заводу лучшие годы своей жизни.

Для предприятия всегда важна история. А какая история без людей, которые её творили своими руками? Мы хотим, чтобы была преемственность поколений и осознание ответственности нынешней команды руководителей и работников завода за то, что мы успешно продолжаем 65-летнюю историю.

О насущном

— Сейчас среди российских производителей в тренде подчёркивание выхода продукции при поддержке Минпромторга. Вы участвуете в субсидированиях и прочих инструментах господдержки?

— Мы знаем и активно отрабатываем все меры поддержки, которые предлагает Минпромторг. В 2019 году получили субсидию на НИОКР, в рамках которого готовим новую кабину на всю линейку наших кранов.

В этом же году взяли субсидию, связанную с поддержкой наших потребителей. Плотно работаем с РЭЦ, ведь, экспорт — это одна из возможностей компенсировать недостаточный для развития рост российского рынка.

Да, и вообще, использовать механизмы господдержки необходимо даже для того, чтобы оставаться в равных конкурентных условиях. Если наши конкуренты используют эти меры, а мы нет, то мы проигрываем.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Но сами по себе эти меры не обеспечивают прорыв в бизнесе, даже несмотря на то, что в условиях получения субсидий прописываются такие положения, как, например, создание технологии мирового уровня.

Так что, да, мы стараемся использовать все доступные нам сегодня меры государственной поддержки, но панацеей от бед, конечно, не считаем. Тем более, что отчётность по полученной субсидии заставляет нас нести немалые издержки.

— В России есть действительно качественная техника. Но я не знаю ни одного машиностроительного предприятия, которое бы полноценно работало на экспорт. Я не про страны СНГ и единичные поставки в страны третьего мира. Что мешает такому экспортному развитию? Вроде бы хороший продукт, ценник соответствующий. Но, вот, почему-то, у нас импортной техники много, а мы не можем ничего в ту же Европу продать?

— Я бы на первое место поставил, всё-таки, человеческий фактор. Должны быть люди знающие, умеющие и заряженные на задачу развития экспорта именно в дальнее зарубежье.

Налаживание отношений с клиентами в дальнем зарубежье — это долгосрочная и кропотливая работа. Быстрых результатов она не даёт. Нужен опыт, терпение и желание погрузиться в экономические, политические и даже социальные аспекты жизни страны, с которой ты собираешься развивать экспорт.

Здесь нужен не один человек, а целая команда, способная успешно выполнить эту работу. Как раз сейчас мы занимаемся развитием такой команды. Ну, а 10% нашей производственной программы, идущие на экспорт, это ближнее зарубежье за небольшим исключением.

Второй момент — это серьёзные инвестиции. Нельзя прийти в страну без уверенности, что ты сможешь обеспечить полноценный сервис. Любая техника ломается. И вопрос именно в том, чтобы суметь быстро и качественно любую поломку устранить. А что такое создать сервис для крана в какой-то дальней стране?

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Если учесть, что чаще ломается автомобильное шасси, нежели крановая установка, то мы должны обеспечить сервис ещё и по шасси КАМАЗа, МАЗа, УралАЗа. Или идти только в те страны, где у них есть сервис. Это первый уровень ограничений.

Дальше начинаются ограничения, связанные с экологическими нормами. Мы отрезаны от Европы, так как, там действуют нормы Евро-6, а у нас Евро-5. Наши автопроизводители не готовы пока производить шасси стандарта Евро-6. Есть и другие ограничители, не буду всё перечислять.

Я вообще считаю, что экспорт безграничен. Только им надо активно заниматься. Выбрать правильно страну, вложиться в создание сервисной сети, использовать, наконец, шасси зарубежного производства.

Если мы не смогли найти страны, где присутствует качественная сервисная сеть наших традиционных партнёров по шасси, значит мы обязаны привязать кран к другому шасси.

Соответственно, нужно правильно определить, какой тип шасси сейчас пользуется спросом и в будущем будет доминировать на этом рынке.

Потом произвести, потом выставить, потом какое-то время демонстрировать, что кран хороший, что у него есть эффективная сервисная поддержка. Таким образом, вопрос выхода на рынок какой-то страны растягивается на годы. Но этим надо заниматься, и мы занимаемся.

— А участие в профильных выставках, в той же Bauma, может способствовать как-то или нет?

— Восстановив производство в 2017-ом, мы снова стали участвовать в отраслевых выставках. В первую очередь, это, конечно, bauma СТТ — на сегодняшний день ведущая российская выставка в сфере строительно-дорожной и специализированной техники.

Надо ли участвовать в мюнхенской или китайской bauma в качестве экспонента? Не думаю. Это, скорее, имиджевая выставка. Демонстрация того, что ты лидер либо в рынке, либо в стране, либо в сегменте, либо в каком-то продукте.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Говорить о том, что мы являемся мировыми лидерами либо по продукту, либо по какому-то показателю, конечно же, на данном этапе не приходится. Поэтому, с точки зрения имиджа и стоимости участия в выставке, например, в той же мюнхенской bauma, для нас пока неактуально.

А, вот посещать эти выставки в качестве посетителей, чтобы узнавать новости, понимать тенденции развития отрасли, которые спустя какое-то время очевидно появятся и у нас в стране, безусловно, надо.

— У «Автокрана» в своё время была хорошо развитая дилерская и сервисная сети по всей России. Вы их сохранили или нашли новых игроков?

— Первое, что мы сделали, это проанализировали возможность возобновить отношения с теми, кто традиционно работал с «АВТОКРАНОМ».

Учитывая то, как заканчивало свою судьбу прежнее предприятие — с долгами, сформировав очевидный негатив, — большинство прежних партнёров нам отказали в продолжении работы.

Тогда мы занялись созданием новой сети — как дилерской, так и сервисной. В течение 2018 года мы с 3 дилеров, который у нас были в начале года, выросли до 160 в конце года.

Сеть стала покрывать всю территорию России и ближнее зарубежье. Стало понятно, что показатель количества партнёров достигнут и пришло время заняться вопросом их качества.

Следующий шаг — сформировать из этих 160 компаний мощных и эффективных игроков, которые будут знать и понимать нашу продукцию, наших потребителей, делать ставку именно на ИВАНОВЦА.

Наша сервисная сеть, которую также пришлось создавать практически с нуля, достигла к концу 2019 года 80 сервисных партнёров. Задача — обеспечить такое покрытие территории, чтобы ни один кран не оставался без поддержки.

Производственная площадка ИМЗ АВТОКРАН

Информационная система нашего сайта на основе геолокации мгновенно определяет местоположение посетителя и сама направляет его в ближайшую точку сервиса или дилерских продаж.

Наша цель — обеспечить такую квалификацию сервисных центров, чтобы они могли точно диагностировать проблему, быстро её устранить.

Приведу в пример Ferronordic Machines (это дилерская и сервисная сеть Volvo, — прим. редакции). Это российское предприятие, но оно вышло на Стокгольмскую биржу.

Предприятие получило право на создание и развитие сервисной сети в Африке и Германии. Для нас это хороший пример того, что наши люди, всё-таки, не везде уж такие «никакие».

Есть такая практика у некоторых мировых производителей — иметь примерно 25% собственных сервисных центров. Как некий эталон. Стоимость обслуживания как в своих, так и партнёрских центрах одинакова.

А, вот подход к обслуживанию может отличаться. И мы рассматриваем такой ход, как способ мотивировать нашу независимую сервисную сеть работать по фирменным стандартам качества.

— В цехе овоидных стрел мы сегодня видели стенд с элементами производственной системы TPS. Это для контроля качества?

— Сейчас мы уделяем повышенное внимание работе Производственной системы или системы внутреннего качества. В своё время мы внедряли её на предприятиях Группе ГАЗ. Это была хорошая практика, несколько лет мы учились.

Теперь это уже апробированный и унифицированный продукт и мы можем быстрее внедрить его здесь. Все процессы, которые есть на предприятии, мы сейчас описываем и проверяем с точки зрения устойчивости и работоспособности.

Звучит немного бюрократически, но на самом деле — это интереснейшая работа. Её результаты будут положены в основу информационной системы предприятия.

Действующая система несколько архаична и мы будет её переделывать после завершения работы по выстраиванию бизнес-процессов. По счастью на рынке есть эффективные инструменты построения информационных систем. Надо только выбрать.