← Безопасность и страхование

Ставший инвалидом после ДТП водитель фуры четыре года доказывает, что на ростовских дорогах есть ямы

http://media-editor.ati.dom

Юрий Казеев четыре года пытается наказать виновных в страшной аварии, которая изуродовала ему руку. ДТП произошло из-за выбоины на дороге, но виновные в состоянии трассы хорошо замели следы.

В декабре 2015 года житель Ставропольского края Юрий Казеев планировал отметить 50-летие. Но вместо праздничного застолья в кругу семьи и друзей, получил инвалидность, руку-плеть и потерял единственный заработок. Мужчина попал в страшную аварию на мосту через реку Малый Койсуг. Его фура влетела колесом в яму на мосту и перевернулась. В момент падения тяжелая кабина прижала руку к асфальту. В итоге Казеев полностью утратил возможность двигать кистью. Так водитель с 29-летним стажем оказался без работы, автомобиля и любимой профессии.

Кроме боли в руке Юрия Казеева мучает вопрос: как живется тем, кто сначала аварию спровоцировал, а потом скрыл ее следы?

Вернемся на четыре года назад. Вечером 16 ноября 2015 года в Азовском районе Ростовской области шел сильный дождь, дул шквалистый ветер, достигавший 23-25 м/с. С завода «Кока-Кола», который находится в Новоалександровке Азовского района, Юрий Казеев выехал примерно в 16:30, получив документы и паллеты с бутылками. Специалисты на заводе проверили исправность автомобиля и правильности загрузки. Все было в норме.

Перед поездкой водитель отдохнул на стоянке. Около 20:00 дождь все еще лил, машину ощутимо качало от ветра, но груз нужно было доставить уже на следующий день в село Солуно-Дмитриевское в Ставропольском крае. Поэтому было принято решение ехать по старому направлению через поселок Овощной, за которым на кольце уложили новый асфальт. Вот только разметку на него еще не нанесли. Водители двигались по дороге с предельно низкой скоростью. Юрий Казеев держал скорость на уровне 40 километров в час. Но в дело вмешалась яма на дороге.

– Дождь был сильный, я старался ехать аккуратно. Беда случилась на мосту. Никаких знаков, предупреждающих о плохом покрытии и дорожных работах на участке, не было, держался в нескольких метрах от ограждения. Метров за 10-15 до злополучного участка заметил какое-то препятствие, включил левый поворот и принял влево, поравнявшись с препятствием, увидел знак «Дорожные работы», который лежал на проезжей части. И тут почувствовал – что-то не так. Попал правым колесом в яму, которая была залита водой. В этот момент ударился головой о дверь и на несколько секунд потерял управление автопоездом, ориентацию в пространстве. Машина сместилась вправо. Дальше все произошло за секунды: чтобы не слететь с фурой с моста, повернул руль влево, и машина опрокинулась. Хорошо, что был пристегнут, у меня шрам от ремня остался на всю жизнь, – рассказал водитель.

Сначала он не понял, что произошло, провел по голове рукой – та была вся в крови. Попытался приподнять вторую руку и понял, что не может. А через секунду осознал, что на ней лежит фура. На помощь пострадавшему пришли другие водители, которые с трудом достали пострадавшего и уложили на покрытый одеялом асфальт.

Мужчина несколько раз пытался подняться и сфотографировать место аварии и злополучную яму, но очевидцы увидели страшные травмы и запретили ему двигаться. 

Последнее, что помнит Юрий Алексеевич – лицо женщины в бежевом плаще (он так и не смог потом отыскать свидетельницу аварии). Пока лежал на земле, она держала зонтик над его головой и успела записать номер телефона жены. После этого пришли резкая боль и потеря сознания. Водитель очнулся только в больнице.

Врачи потом напишут в эпикризе, что больной поступил с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга и вывихом правого предплечья. У пострадавшего были многочисленные рвано-скальпированные раны области правого локтевого сустава, разорваны артерии и вены.

– Странности с аварией начались две недели спустя, когда сотрудник ГИБДД принес протокол осмотра, но подписывать я его не стал, так как с места аварии пропала… яма. Сотрудник полиции С.А. Багров не включил ее ни в схему ДТП, ни в протокол осмотра места происшествия, указав, что погода была плохой, – вспоминает мужчина.

Пока Юрий Алексеевич находился в больнице (а он провел там больше месяца, пока руку вытягивали на спицах), знакомый оттащил фуру на стоянку. Пострадавший тщетно пытался спасти конечность – ездил к нейрохирургам в Ставрополь, Москву и Санкт-Петербург. Врачи переносили на израненный участок нервы с ноги, но восстановить подвижность было уже нельзя.

Вскоре ставропольцу присвоили 3 группу инвалидности и мизерную пенсию. Работать водителем или что-то делать правой рукой он больше не сможет – ниже локтя подвижности нет. Мужчина попытался добиться правды – кто и почему лишил его единственной работы и имущества.

– Злополучной ямы, в которую я попал правыми колесами автопоезда, ни в одном документе сотрудников ГИБДД не было. На схеме организации дорожного движения на период ремонта моста, знаки, указанные в документе, не соответствуют фототаблице, схема с ГИБДД не согласована и на ней не указано время выполнения работ, – рассказал Казеев.

– Складывается впечатление, что дорожные работники могут работать где хотят и когда хотят! В протоколе осмотра было просто написано: «наезд на препятствие». А какое может быть препятствие на якобы ровной дороге? Никого за это не наказали. Я добился, чтобы документы передали в Следком. Яму нигде не находили, пока мне в руки не попала цветная фототаблица. На ней видна пробоина в дороге, вот осколки транспортного средства, не указанные ни в схеме ДТП, ни в протоколе осмотра места происшествия, – добавил Юрий Алексеевич.

В протоколе очной ставки можно прочесть показания сотрудника дорожной полиции Багрова, который сообщил, что обозначить яму ему не позволили погодные условия, и он вначале составил протокол осмотра и схему ДТП, а после этого сделал фототаблицу, на которой видна яма и обломки транспортного средства. А на следующее утро яма вовсе исчезла…

– Хотя доказательства были и меня сначала признали потерпевшим, через некоторое время дело прекратили, на меня стали давить: якобы я превысил скорость, нарушая пункт правил 10.1, и сам виноват – повернул руль. Но если бы я этого не сделал – упал бы вместе с фурой с моста и умер. Да, это было бы очень удобно дорожным рабочим. Нет человека – нет дела, – возмутился пострадавший.

Водитель продолжил выяснять, что же произошло тем вечером на мосту.

– Я пытался найти правду с директором АО «Ростовавтомост» В.М. Домницким, проводившим там работы. Результата нет. Акт о том, что данный участок дороги был сдан в полном объеме первой технической категории, подписан заместителем министра транспорта Ростовской области А.В. Колбиным – от 12 ноября 2015 года. Казалось бы, дорога соответствует ГОСТу. Однако на мосту через реку Малый Койсуг были выявлены какие-то недостатки. А 13 ноября работы стала проводить АО «Ростовавтомост», – пояснил ставрополец.

По его словам, сотрудники не оборудовали участок дороги, согласно схеме организации дорожного движения, и не закрыли, не огородили въезд в зону производственных работ, где имелись выбоины и яма.

– Мастер С.А. Бондаренко и его сотрудники, проводившие ремонт, утверждают, что дорога была без ям и выбоин. Но знаете, что самое странное? Когда я стал искать доказательства, мне в руки попал скриншот видео, сделанного регистратором на следующий день после аварии, в 8 утра. На нем видно мою разбитую фуру, а еще… работающие автогрейдер и каток. Никто не признается, откуда они там взялись, и кто замел следы, – грустно добавил Юрий Алексеевич.

После того, как таинственные дорожные рабочие на день залатали мост, доказать вину строителей стало практически невозможно. Высшие инстанции, в которые обращался инвалид, разводят руками. И правда, что тут сказать? В любое время любой житель области может попасть в аварию, от этого нельзя застраховаться, будь ты работяга или министр. Но никто не гарантирует, что на утро на участке не появится свеженький асфальт, скрывающий все следы чужого горя и слез.

Григорий Мелихов